Хронические головные боли, опыт практика и опыт истории пересекаются.

Заметка №21

«Изменение законов Природы
вне людских возможностей хотя бы потому,
что сами люди — часть Природы,
в том числе законов этногенеза,
очень полезно, ибо позволяет избежать много бед.»

Лев Гумилев

Обязательная связь хронических головных болей с сосудистыми нарушениями (исключение – неотложные


состояния и несколько не часто встречающихся типов цефалгий) высосана из пальца. Мое мнение подтверждают миллионы больных, излеченных иглотерапевтами, остеопатами, гомеопатами и т.д. Опытный остеопат расскажет о сотнях побежденных головных болей при устранении остеопатического повреждения, даже находящегося далеко от головы и шеи. Иглотерапевты (не отожествлять с рефлексотерапевтами) даже не считают количество излеченных пациентов, где причина цефалгий не имеет отношения к сосудам шеи и головы. Психолог, разрешая психологические конфликты, помог многим распрощаться с головною болью навсегда. А могут ли дистрибьюторы красивых упаковок рассказать о своих победах? У них мало побед, так как они работают с симптомами. Они не тратят время на поиск причин, они продают препараты от боли и расширяют сосуды. Зато у них есть миллионы пациентов, которые годами «жуют» препараты, бесконечно исследуют сосуды мозга и приходят в «оргазмо-восторг» от отсутствия яиц гельминтов в кале.

Как так получилось? Все очень просто. Произошел искусственный перенос одних принципов на все явления. Есть острые состояния, и есть хронические состояния. Есть законы Ньютона, и есть законы квантовой физики. Природу света не стоит объяснять законами механики, как и вращение колеса не стоит объяснять с позиции квантовой физики. Головные боли при острых мозговых нарушениях, где причина – спазм или эмболия сосудов, перенесли на все головные боли. Это маразм, и пора об этом сказать прямо. Чем маразм более маразматичен, тем он более легко съедается потребителями. В этом нет ничего нового, история всегда повторяется:
«Хозяйство Вавилонии базировалось на системе ирригации междуречья Тигра и Евфрата, причем избыточные воды сбрасывались в море через Тигр. Это было разумно, так как воды Евфрата и Тигра во время половодий несут много взвеси с Армянского нагорья, а засорение плодородной почвы гравием и песком нецелесообразно. Но в 582 г. до н. э. Навуходоносор скрепил мир с Египтом женитьбой на царевне Нитокрис, впоследствии перешедшей к его преемнику Набониду. Вместе с царевной в Вавилон прибыла ее свита из образованных египтян. Нитокрис предложила своему мужу, очевидно, не без консультации со своими приближенными, построить новый канал и увеличить орошаемую площадь. Царь-халдей принял проект царицы-египтянки, и в 60-х годах VI в. был сооружен канал Паллукат, начинавшийся выше Вавилона и оросивший крупные массивы земель за пределами речных пойм (20, с. 96-97, 174). Что же из этого вышло? Евфрат стал течь медленнее, и аллювий оседал в оросительных каналах. Это увеличило трудовые затраты на поддержание оросительной сети в прежнем состоянии. Вода из Паллуката, проходившего через сухие территории, вызвала засоление почв. Земледелие перестало быть рентабельным, но процесс этот тянулся долго. В 324 г. до н. э. Вавилон еще был столь крупным городом, что романтический Александр Великий хотел сделать его столицей. Но более трезвый Селевк Никатор, овладевший Вавилоном в 312 г. до н. э. предпочел Селевкию – на Тигре и Антиохию – на Оронте. Вавилон пустел и в 129 г. до н. э. стал добычей парфян. К началу н. э. от него остались руины, в которых ютилось небольшое поселение иудеев. Потом исчезло и оно (там же, стр. 298-299). Но неужели только одна капризная царица могла погубить огромный город и процветающую страну? Очевидно, ее роль была не решающей. Ведь если бы царем в Вавилоне был местный житель, то он бы либо понял сам, какие губительные последствия несет непродуманная мелиорация, либо посоветовался с земляками, а уже среди тех нашлись бы толковые люди. Но царь был халдеем, его войско составляли арабы, советниками были евреи, и все они даже не задумывались над вопросами географии покоренной и обескровленной страны. Египетские же инженеры перенесли свои приемы мелиорации с Нила на Евфрат механически. Ведь Нил в половодье несет плодородный ил, а песок ливийской пустыни дренирует любое количество воды, так что в Египте опасности засоления почв нет. Самое опасное – это даже не ошибка, а отсутствие постановки вопроса там, где его необходимо поставить. Жителям Вавилона, сменившим убитых и разогнанных вавилонян, все казалось столь ясным, что и думать-то не хотелось. Но последствия очередной «победы над природой» погубили их потомков, которые тоже не сооружали город, а просто поселились в нем. В этом-то и есть разница между «географией населения» и этнологией. В первой фигурирует голая статистика, а во второй – проблема взаимоотношения этноса с ландшафтом в разных фазах этногенеза».

Этногенез и биосфера Земли/ Л.Н. Гумилев.- М..:Айрис-пресс,2005.
Перенос одного стереотипа на другой ландшафт свойственен современной бизнес-медицине. Есть логика, и есть чей-то интерес. Интерес чей-то, но интерес больного где? Бренд МЕДИЦИНА должен принадлежать только тем, кто защищает интересы больного? Или я не прав?

«Пусть опыт моих ошибок поможет другим»
Шарапов Константин Владимирович
05.04.2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВАШ ПЕРВЫЙ СЕАНС!
Вы можете получить
ознакомительный сеанс
в ПОДАРОК!

button

ОБУЧЕНИЕ

НОВОСТИ
Подписка на новости
Комментарии
    Архив записей